МАРСЕЛЬЕЗА

МАРСЕЛЬ_ВАНДЕРС
Мы обыкновенно думаем, что гении – это современники прошлого. Они покоятся в лучших мирах, или, в крайнем случае, там, куда поклонники возлагают цветы. Однако прямо сейчас (задумайтесь: ровно в эту минуту!) мы делим одно земное пространство с Сальвадором Дали XXI века.
Марсель Вандерс, по словам критиков и поклонников, гений современного дизайна, волшебник интерьеров, рок-звезда в мире фактур и форм. Корреспондент журнала «Арт-Дом», находясь в трепетном почтении от масштаба личности Вандерса, воспользовался возможностями Facebook, и вступил в переписку с Маэстро.
предмет_интерьера_МАРСЕЛЬ_ВАНДЕРС
– Да, кстати, о стандартах. Вас отчислили из Эйндховенской академии дизайна, и большую часть образования Вы получили самостоятельно.
– Я бы сказал, что меня выперли из академии. И свой диплом я получил уже в Арнемском институте искусств. Поймите, в академиях дизайнеров калечат, превращают в винтики ремесла, и я точно могу сказать, что благодарен тем, кто меня вышвырнул оттуда: они позволили мне стать таким, какой я есть. Конечно, когда меня отчислили, я был адски зол. Однако моя целеустремлённость заставила изучать и исследовать неведомые для других вещи. Следовать традиции — не для меня. Путь эксперимента гораздо логичнее. Я был готов терпеть неудачи и не думать о выдающемся конечном продукте. Считаю, что школа задумана именно для того, чтобы допускать ошибки и учиться на них. Во время учебного процесса стоило бы даже запретить создавать что-то хорошее. Надо хорошо учиться, а не «хорошо производить».
– Марсель, а Ваш знаменитый золотой клоунский нос - символ насмешки над традициями?
– Ему много, кстати, уделяют внимания... Впервые мой портрет с этим клоунским носом напечатал французский журнал Intramuros. Моя «мина» была очень серьёзной. Уже позже я представил другой свой портрет. Там улыбка заметна. И вот я такой сегодня. На самом деле я имел в виду не просто клоуна, а скорее, придворного шута, потому что ему одному даны законные права смеяться над королём.
– А кто король?
– Зритель! Заказчики! Но я даже не столько смеюсь, сколько играю с ними. Тем самым хочу показать всю несерьёзность жизни. А вообще, этот золотой шарик-нос – логотип моей студии. Вот и всё.
– Марсель, мировую известность Вам принёс узелковый стул (knotted chair, 1996 г.). В момент его создания Вы утверждали, что дизайнер, прежде всего, должен быть волшебником. Почему?
– Я и сейчас это утверждаю. Понимаете, в то время мы создавали среду для любви, где можно жить со страстью и позволять мечтам осуществляться. Быть просто дизайнером - скучно. Надо быть поэтом. Без волшебства и поэзии дизайн – просто ремесло, тоска. А если скучно, то всё теряет смысл.
– Но в этом случае есть «опасность» создать что-то непригодное для жизни.
– (Смеётся) Но все мои предметы можно использовать в жизни! Вам кажется, что на кружевном стуле или связанном из узелков нельзя сидеть? Но это не так. Мы же умные практичные люди. Да, мои вещи похожи на хрупкие, но они прочнее стали. Промышленность современного мира - это подарок дизайнеру. Я соединил все инновации и дизайн. Потому-то я, как заноза в заднице у тех, кто мыслит стандартно.
узелковый_стул

работа_МАРСЕЛЬ_ВАНДЕРС
светильник чёрная лошадь, работы Марсель Вандерс
– Вы меняете понятия и формы традиционных предметов, но лично Ваш стиль уже много лет остаётся неизменным: чёрный костюм, белая рубашка и бусы.
– Ну, в этом вопросе я консерватор (смеётся). Бусы тоже имеют свою историю. Это мой дневник, ибо каждый камешек там взят из материалов, с которыми я в своё время работал. Вплетены сюда и таблетка виагры, и камень из почек.
– Марсель, Вы для Голландии национальный герой, как Рембрандт или Ван Гог. Чувствуете себя знаменитым?
– Я человек нескромный и 30 лет назад сказал, что стану великим дизайнером (смеётся). Но это всё шутка... Понимаете, я просто делаю то, что мне нравится. В Голландии меня знают, потому что я участвую в выставках. В Милане тоже. Да везде, где мне интересно демонстрировать своё творчество. Мои работы в музеях висят. Да, я владею недвижимостью у себя на родине и не только. Ещё и преподаю. Но тут важнее, что Голландия сама дала мне. Я книгу написал – «Амстердам – креативная столица». По сути, это - маленький город, но он подарил огромное количество идей не только дизайну, но и моде, искусству. Я тоже вычерпываю из него. Амстердам- это котёл, где варится сотня национальностей с их колоритом. Иногда говорю, что обкрадываю людей. Да-да, ворую их мысли (смеётся)! Гений ли я? Не знаю. Думаю, что мы, дизайнеры, создаём скелет, на который всё потом нанизывается. С одной стороны, это искусство, с другой – бизнес и объекты для жизни. Но я думаю, что сейчас мы переживаем очень вдохновляющие и интересные времена. Конечно, нужна творческая энергия, чтобы создать действительно нечто стоящее, о чём потом будут говорить: «Это – искусство».
– Но неужели на Вас никто не оказал влияния? Никакая традиция прошлого?
– Я был бы глупцом, утверждая это. Просто у меня нет никаких правил для творчества, я черпаю вдохновение из заурядных вещей, ведь в них кроется волшебство. А если Вы спросите, что меня вдохновляет, то я отвечу: музыка Баха. Да, люблю работать и слушать Баха. Ещё Бьорк. Ну и, кажется, в каждом интервью говорю, что из дизайнеров меня вдохновляет Филипп Старк. Он – революционер в промышленном дизайне.
– А что бы Вы сказали о состоянии современного дизайна?
– Частично я уже отвечал Вам на этот вопрос. Большинство людей замечают дизайн только тогда, когда он плох. Моя цель – заставить их полюбить его, когда он хорош, потому незаметен. Сегодняшний рынок дизайна – это огромное количество предложений и конкурентов, поэтому доминировать на нём может только истинное творчество. И, конечно, комфорт, ибо сегодня человеку хочется спрятаться от огромного мира информации, который нас окружает. Нам нужен дом. Волшебный! Чтобы не было страшно.
– Вы занимаетесь дизайном уже более 25 лет. Как думаете, что впереди?
– Дизайн я всегда рассматривал как очень светлую и белую Вселенную. Это поле, на котором мы создаём новый мир, и завтра он будет сказочно красив. Однако, анализируя уже сделанное, в какой-то момент я понял, что там себя уже не узнаю. Часть тайников моей души не отразилась в моих работах – сомнения, неуверенность, разочарование, страхи. Мне было важно найти способ, как можно выразить и другие грани своей личности. Поэтому в последние пять лет часть созданного относится скорее к искусству новых возможностей, и я действительно захвачен возможностью трудиться над такими работами.
дизайн интерьера Марсель Вандерс
– Марсель, у Вас есть мечта?
- Хочу создать дирижабль. Они такие торжественные, плавают в небе величественно и спокойно. У них моя любимая обтекаемая форма. Я не знаю, каким он будет. И это здорово. Дирижабль у меня ещё впереди.
P.S. Редакция уточняет, что роль смеха во время переписки исполняли «смайлы».

≡ Для Вас также будет интересно

ТЕХНОЛОГИЧНАЯ  КРАСОТА

ТЕХНОЛОГИЧНАЯ КРАСОТА

Мода в отделке интерьеров отличается тем, что идёт рука об руку с прогрессивными технологиями...."

ВСЕ ДЕЛО В КИРПИЧЕ

ВСЕ ДЕЛО В КИРПИЧЕ

Рубрика «гость номера» меняет формат! Редакция журнала «АРТ ДОМ» решила пообщаться с руководителями..."

ЖИТЬ В ИСКУССТВЕ

ЖИТЬ В ИСКУССТВЕ

Елена Пиганова пишет интерьеры и создаёт картины. Вернее, пишет картины и создаёт интерьеры. Хотя…..."

СВЕТЛАЯ ЛИЧНОСТЬ

СВЕТЛАЯ ЛИЧНОСТЬ

Захватывающая эпоха ар-нуво, поиски своего места в искусстве

Эксклюзивное настроение

Эксклюзивное настроение

Дизайн интерьера – тонкая наука, и при его создании важно уделить внимание каждой детали. С..."

Чистые чувства

Чистые чувства

Дизайнер Виктория Лазарева – о своём взгляде на профессию, хорошем перфекционизме и волшебных..."